Написанное кровью

/
0 Comments

Последним ударом, для меня стала внезапная посылка, которую оставили на пороге дома. До этого, я старался забыть о существовании печатной машинки, ведь то, что я должен написать, в корне изменит мою жизнь. Вполне вероятно я не выживу, но на это глубоко плевать, главная задача – моя семья должна быть в безопасности. Наступил момент, я готов рассказать о персональном страхе. От него не спасала консультация с психологом, и даже гипноз был временным решением. Каждый день он напоминал о себе, без церемоний, врываясь в мою жизнь.

Я прекрасно помню день, от которого бросает в дрожь. Хочется сорваться и закричать, но это не решит проблему, я пробовал. Только книга ставшая началом, положит конец  истории.
Мне было двадцать, когда я сбежал от родителей. Это логично, если в твоей семье юриспруденция была вместо библии, а сказкой на ночь, служил краткий курс по нормам права. С трудом помню свой дом, единственное, что отчетливо стоит перед глазами, это гостиная увешена портретами предков. Семья Трандрвудов состояла из потомственных адвокатов и юристов, уходящие в те времена, как впервые судили человека. У меня не было желания занять очередное место на стене, поэтому, в один вечер я собрал вещи и выпрыгнул в окно, в предвкушении нового мира.

Это было интересное время, я сам распоряжался судьбой и решал, в какую сторону идти. Тогда же, я познакомился с миром, где не действовали законы права, демонстрируя общество с другой стороны. Но даже в самую холодную осень, я не жалел о сделанном выборе. За два года, я побывал в разных городах и религиозных сектах, где за тарелку супа и свежей каши, ты должен выслушать проповедь про нового спасителя. У каждой истории про мессию было что-то общее, помимо восторженных криков прихожан и молитв о спасении. В конечном счете, ты становишься циником, начиная искренне верить, что у каждого основателя дома спасения, под подушкой бережно пряталась книга с большими черными буквами – «Как создать Бога, пособник для начинающих».

Проезжая один городок, я попал на лекцию по философии, где познакомился со Стивом, молодым преподавателем в местном колледже. После нашей яркой перепалки в небольшом кафетерии на тему закономерности религии, мы стали превосходными друзьями. Первые три месяца он позволил жить у него. Через неделю, я устроился на работу в закусочной. Помню в один вечер, Стив предложил прогуляться и зайти в кинотеатр, показывали неплохой сюжет про некого монстра, который терроризировал город. Там же, я познакомился с Амандой, милой девушкой, ставшей важной составляющей моей жизни. Она каждый день приходила в закусочную и вытаскивала меня в парк через дорогу. Мы обедали, она рассказывала о сегодняшних сеансах, и какие фильмы стоит ждать, еще мы обсуждали удачные сценарии и книги. У нас была  одинаковая страсть к ужасам, в особенности, мы трепетно относились к произведениям Лавкрафта и По. Я был рад таким моментам, поэтому возвращался к работе сытый и довольный.

На входе курил Марк, владелец и повар нашей небольшой закусочной, с гордым именем «Обочина». Он был настолько талантливый кулинар, что мог определить, чем кормила Аманда до того, как я перебегал дорогу. Я полюбил этот город и был рад переменами в моей жизни. Каждый день к нам заглядывали люди на чашку кофе, и вкуснейшую пиццу приготовленную Марком. Вокруг меня крутилось множество историй, готовых стать частью интересного сюжета.

В один из моих рабочих дней, не прекращался дождь, из посетителей зашел только шериф, взять кофе и кусочек пирога. К одиннадцати ночи, Марк оставил мне ключи и уехал вместе с Грейс домой, взяв с меня слово, что сегодня я допишу небольшой рассказ, ну и конечно приведу в порядок кухню. К сожалению, Мори сломалась, поэтому все мытье посуды свалилось на мои плечи.
Я сидел за столом, пытаясь поймать за хвост музу, как услышал звонок колокольчика, предупреждающий о посетителе. Выйдя из кухни, я увидел насквозь мокрого мужчину в плаще, он медленно сел возле окна.

– Чем могу служить? – произнес я, доставая блокнот. Возможно, ночной гость захочет поесть, но я надеялся, что все обойдется одним кофе, и мне не придется готовить.
– Простите? – произнес парень, немного растерявшись, уткнувшись в окно, что–то высматривая.
– Кого-то ждете?
– Нет! – быстро прозвучал ответ. Гость еле улыбнулся. – Скорее, опасаюсь. Можно кофе?

Я зашагал на кухню, поглядывая через плечо. Было что-то странное в нем, даже не во внешности дело. Ночного гостя окружала невидимая туча, очень похожая на нынешнюю погоду.

Заварив кофе, я почему-то позволил себе приготовить два тоста с сыром, в конце концов, он последний посетитель.
Гость все это время продолжал смотреть в окно, он раздраженно спорил с собой, каждый раз начиная крутить головой, явно не соглашаясь с мыслями.

– Прошу, – произнес я, поставив кофе и тарелку, протягивая сухое полотенце.  – Тосты сегодня идут как бонус.
– Благодарю, – немного смущенно произнес мужчина, вытирая лицо. – Скажите, вы не видите в окне человека?
Прищурившись, я честно пытался увидеть хоть что-то напоминавшее живое существо, но через стену дождя это казалось невозможным.
– Такой ливень, что я не вижу дороги, – ответил я с улыбкой. – Погода просто ужасная, хотя обещали теплую ночь. Как вы рискнули дойти сюда, я не представляю. Живете недалеко от нас?
– Не верьте этим лгунам, – отхлебнул из чашки мужчина. Только сейчас я заметил на его лице шрам. Мне показалось знакомым лицо, но я не мог вспомнить, где видел его раньше. – Все погодные новости это грубая ложь, которую придумывают за пять минут до эфира, даже вы или я можем работать синоптиками, поэтому, можете прямо утром бросать работу и начинать вести эфиры.
– Ну, – произнес я медленно. – Меня вполне устраивает нынешнее место, к тому же, я научился доверять своим чувствам.
Я рукой показал на вешалку возле двери, где спокойно лежал  красный зонт. Мне его подарила Аманда, просто в один день с довольным лицом вручила подарок. Мне не нравился красный цвет, в то время как Аманда – даже очень, поэтому, я пропускал мимо ушей шутки Стива.
– Случайное совпадение, или у вас есть дар предсказателя? Он распространяется только на погодные условия? – произнес мужчина, кусая тост. Видно, что он немного расслабился, но продолжал поглядывать в окно.
– Можно сказать и так, я научился читать окружение, этот навык часто меня выручает, – сказал я, направляясь на кухню взять тряпку.
– Я понимаю, в моем багаже знаний, тоже есть такая способность. Когда хочешь написать интересную книгу, ты обязан изучать окружение, распознавать изменения. Это полезный навык, но вот от некоторых вещей, он не способен выручить.

После этой фразы я вспомнил, где его видел. Именно это лицо со шрамом, занимали полки в книжных магазинах. Я не могу вспомнить его книги, но точно помню фотографию на обложке с сидящим парнем за черным столом.

– Простите, вы тот самый писатель, книги которого занимают сейчас большую часть полок? – медленно произнес я, поворачиваясь. – Вас ведь зовут Джеймс, верно? Хочу сказать, вы просто талант!  Можете рассказать, как вам удается писать в таком темпе?
– Книги, сколько я их написал… Да, я тот самый Джеймс, - произнес он печальным голосом. – Скажите, вам попадалась книга, которую вы просто не могли осилить? Как только вы начинаете читать, слова сплетаются в колючие ветки и мешают следовать за героем, словно кто-то намеренно хочет вам запутать?

Я сел напротив Джеймса, задумавшись над его словами. Иногда, даже мои работы становились колючими ветками, или как я считал – веревками, связывающие руки. В такие моменты, ты словно продираешься сквозь темный лес, в то время как корни пытаются схватить за ноги.
– Даже больше, иногда мне самому сложно писать, и как вы выражаетесь, слова становятся колючими ветками.
– Так вы тоже писатель? – сказал Джеймс, с довольным лицом отставляя пустую тарелку, и вытащив пачку сигарет, чудом не размокшую от дождя. Он вопросительно на меня посмотрел.
– Прошу, – произнес я, отмахиваясь. Марк категорично запрещает  здесь курить, мне даже пришлось расстаться с пагубной привычкой. Но сейчас его нет, к тому же, до утра запах исчезнет. – Я еще не такой популярный, мои работы были напечатаны в местном журнале, доход от этого не ощутимый, но мне приятно видеть лица людей, усердно читающие именно ту страницу, с моим текстом.
– Кажется, я встречал ваши работы. « Кровный страх», это вы написали?

Я положительно кивнул.

– Мне понравилось. Вот только я не понял, почему Себастьян просто не убежал от той сущности, неужели этого не достаточно? Или это предстоит выяснить в самом конце? Прошу прощения, мне не удалось дочитать…
– Он остался, не смог убежать. Возможно, он действительно ее любил, поэтому согласился на тот кровавый ритуал. Если честно, я не дал в конце ответов. Каждый решает для себя, чем должно закончиться путешествие героя.
– И все же, он убил тех детей, - произнес Джеймс. Я с грустью улыбнулся. Да, но ведь это был единственный выбор для Себастьяна, пускай и кровавый.

Мы сидели несколько минут в молчании, Джеймс докуривал четвертую сигарету, не прекращая смотреть в окно.

– У вас все в порядке? Вы не отводите глаз от окна, как будто видите там кого-то, – сказал я, пытаясь понять, за что зацепился Джеймс, но кроме пустой дороги, я ничего не видел.
– Могу дать вам небольшой совет? – впервые посмотрев на меня в упор, произнес Джеймс. Его глаза немного потускнели, выражая полное опустошение.
– Конечно, – растеряно ответил я.
– Перестаньте писать. Он всегда будет рядом с нами. Особенно, он приходит к таким как мы, и в один день, может постучать в вашу дверь.
– О чем вы? – немного растерявшись, сказал я. Джеймс посмотрел в окно и усмехнулся, вытягиваю новую сигарету.
– Даже сейчас, он там. Я устал скрываться, закрывал глаза на очевидное, и пытаться искать оправдания. В один момент, это перестает действовать, слишком очевидно вмешательство. От него нет волшебного забора, и не поможет детский метод, с закрытыми глазами. Даже тогда, он продолжал стоять рядом, насмехаясь над моим страхом.

Небо разразилось грохотом, молния разрезала небо на две части, осветив улицу. На секунду вспышки, мне показался возле деревьев человек, он стоял возле входа в парк через дорогу.
– Кто он? – вопросительно посмотрел я на Джеймса.
– Если бы я знал, – печально проговорил Джеймс. – Он появился несколько месяцев назад, после того, как мои книги начали появляться на полках. До этого, он оставался в тени. Я ненавижу свои книги…
– Что может в них такого ужасного? – я искренне удивился.
– Одной ночью, я не мог заснуть, – не замечая вопроса, продолжил Джеймс. – В моей голове развивалась история, я не мог ждать утра, поэтому, решил нарушить свой закон и приступить к работе ночью. Это странно, ведь я пишу ужасы когда на дворе светло, у каждого свои тараканы. В любом случае, через два часа на столе лежало десять страниц материала. 
Довольный таким началом, я пошел спать. Я проснулся ближе к обеду, и пока заваривалось кофе, поднялся взять материалы. Я мог ожидать чего угодно, но точно не готового романа, мирно лежавшего на столе. В каждом слове чувствовалась моя рука, все мои мысли перешли на бумагу, без моего участия.
– Возможно, вы настолько увлеклись ночью, и не заметили, как завершили роман? – спросил я, поднявшись взять еще кофе.
– Это вполне возможно, – одобрительно произнес Джеймс. Я налил еще не остывшее кофе в чашки, и вернулся на место слушателя. – Но вот в чем дело, я никогда не писал по двести страниц за ночь, понимаешь? Это просто невозможно. Текст был идеально вылизан и готовый к печати. Хочешь сказать, я проделал такой объем работы за одну ночь?
– И что ты сделал? – мы плавно перешли на новый уровень доверия.
– А что мне оставалось? Я поверил  то, что ты сказал, и отправил папку в издательство. Через два часа мне перезвонили и озвучили неплохую сумму за работу, – сказал Джеймс, выпив залпом чашку с кофе. После, немного подумав, он достал сигарету.
– Немного странно, – сказал я, нахмурив брови.
– Это только начало. На следующий день все повторилось, вот только я ничего не писал. Я не открывал дверь в свой кабинет, а провел весь день с детьми. Каждое утро на моем столе появлялась законченная работа, с интересной деталью. В любой истории появлялся один персонаж. В тексте не указывалось его имя, или кем он был. Будь он детектив, врач, или музыкант, одно оставалось неизменным. Его лицо прикрывал черный капюшон.

Я молчал. Было очень похоже на розыгрыш, или Джеймс поехал крышей. Такое случалось среди писателей, да что говорить, никто не застрахован от этого. Но почему-то, я ему верил.
– Я обращался к врачам, но ничего внятного они не сказали, – будто прочитав мои мысли, сказал Джеймс. –  Советовали отдохнуть, переключиться и найти новое хобби. Я так и поступил. Два месяца я занимался семьей, чаще виделся с друзьями, и успел съездить в небольшое путешествие с женой. Вернувшись, я обнаружил на столе готовую книгу с моим именем. Через два дня, она стала первым бестселлером. Я обращался в издательство, но с меня только смеялись, уверяя, будто я сам отправил текст.
– Очень похоже на шутку, – сказал я, пытаясь выдавить из себя улыбку.
– Видишь, даже ты не веришь, – глухим голос произнес Джеймс, медленно направившись к двери. Я вспомнил, что видел за окном человека.
– Послушай, если там кто-то есть, стоит вызвать полицию, – проговорил я на одном дыхании, вставая с кресла.
– Последнее, что я прочитал, были твои слова. Я зашел в закусочную, и после того, как рассказал историю, вышел за дверь. Это была последняя страница, – Джеймс открыл дверь, в нос ударил влажный воздух. – Бросай романы Том, Он видел тебя.

После этих слов, Джеймс вышел на улицу и медленным шагом направился в сторону леса, пока не исчез в темноте. Я только сейчас понял, что не говорил своего имени. Находясь в небольшом замешательстве, я закрыл дверь.
Дождь прекратился с последней домытой тарелкой, я собрал свои вещи и вышел на улицу, закрыв закусочную на замок. Ночь встретила меня прохладой, на чистом небе виднелись звезды. Насколько быстро погода может меняться. Застегнув куртку, я двинулся в сторону парка, решив сократить дорогу. Свежий воздух очистил мысли, и теперь, я думал о Джеймсе лишь как о сумасшедшем парне, который явно нуждался в отдыхе.

Поднявшись на небольшую горку, я заметил единственный работающий фонарь, он освещал лавочку, на которой лежала черного цвета книга. Я подошел и взял ее в руки, никаких слов на обложке не было, поэтому, я открыл первую попавшуюся страницу. Текст был довольно странного характера:

« Это было проще, чем я ожидал, ведь он был профессионалом своего дела, но даже не попытался сопротивляться.  Было немного подло, рассказать про меня Томасу, ведь он в любом случае узнал бы. Он стоит в парке и нервно читает эти строки, не имеет значения, какую он откроет страницу, ведь я буду на каждой из них. Его глаза наполняются страхом, в голове роятся мысли. Ты не понимаешь, что происходит, но ведь догадываешься. Я наблюдал за тобой Томас, через книги. Уверен, ты понимаешь, кто я. Советую начать бежать, ведь теперь я охочусь за тобой. Надеюсь, ты не забыл, что сделал? Как ты заставил страдать Рея, или разодрал на части Эмму, маленькую девочку? Больше всего, мне было жаль семью Макриков, ты не думаешь, что это было чересчур, заставить сесть своего ребенка?  Беги писатель, ведь теперь твой черед быть жертвой!».

Мое сердце начало бешено колотиться, я бросил книгу и со всех ног двинулся в сторону дома. Картинка сложилась воедино, и теперь, я понимал, кто это написал и почему в такую ночь пришел Джеймс. Он хотел меня предупредить. В голове не укладывались мысли, но через боль в висках я отчетливо слышал – Тебя заказали. Добравшись домой, я вытащил из стола давно забытую пачку сигарет, и до утра просидел в чулане, выкуривая сигареты как бешеный, пока не понял, что пытаюсь подпалить воздух.
Под утро, я вышел весь прокуренный дымом и с красными глазами. Умывшись в ванной, я направился на кухню. По телевизору показывали утренние новости и труп Джеймса, найденного в лесу. Он умер от гипотермии, но я знал истинную причину его смерти.

С этим воспоминанием я прожил несколько лет, каждую ночь меня преследовали кошмары, все персонажи которых я убил, стояли вокруг меня и смеялись, пока я не превращался в холодного манекена. Тогда появлялся парень в черном плаще, он доставал из кармана ручку и кидал в мою сторону. Я ловил ее пластмассовыми руками, после чего рассыпался на части. Я продолжал писать. В один вечер, я работал над небольшим рассказом, в нем я оживил всех жертв, но на утро текст изменился. Они смеялись с моих попыток спасти свою шкуру, проговаривая, что все решено. В конце концов, я перестал читать книги, ведь с каждой прочитанной страницей, мой убийца становился ближе. Я искренне верил, что таким способом смогу скрыться. К тому времени, мы с Амандой жили вместе, и через девять месяцев, на свет появился Ллойд.

Аманда не могла понять моего нежелания открывать книги и держать в доме библиотеку, все книги я вывез на свалку. Попытки объяснить ситуацию не увенчались успехом, Аманда лишь одобрительно кивала, проговаривая, что это станет замечательным рассказом. Она не знала, что я перестал писать. В один день, со мной повторилась история Джеймса, вот только теперь, полки были забиты моими романами. Иногда, рядом с моими инициалами красовалось еще одно – Дл. Р. Вайлкрут. Признаюсь, с одной стороны это было неплохо. Доход, капающий ежедневно на кошелек, позволял моей семье спокойно жить, не задумываясь о проблемах. Я не знал, что было написано в тех книгах, для меня открыть страницу, было равносильно, если бы я пригласил смерть в гости, дожидаясь ее на пороге.

Одной ночью в мою дверь постучали, оставив на пороге книгу. Ту самую, вот только теперь она была пустой. И сейчас, дописывая в ней последние слова, я готов встретить соавтора. Он слишком долго писал под моим именем.

Я отложил ручку и посмотрел на книгу. Пока я писал, на обложке появились инициалы. Сдерживая истерический смех, я спустился на первый этаж, стараясь не разбудить Аманду. Я посмотрел в окно, недалеко стоял Вайлкрут и смотрел на меня. После, он повернулся и двинулся в темноту, показывая рукой следовать за ним. От него не скроешься, за это время, я понял суть его работы. Вайлкрут был неким адвокатом в запачканном от крови плаще, именно он защищает права выдуманных персонажей. Надевая куртку, до меня дошло, что все это время я  держал ручку, которой писал. Я тихо закрыл дверь и двинулся в сторону темноты, поставить точку в этой истории.




You may also like

Комментариев нет: